Развивающая игра «Болото».

Развиваем мышление — играем в «Болото»

 Игра «Болото» разработана с целью развития мыслительной процедуры идеализации. Идеализация — “целенаправленное выделение в мышлении таких сторон и характеристик изучаемого объекта — связей и отношений, — которые не могут существовать в практической деятельности в подобном специально отчлененном и изолированном виде. Идеализация является важнейшей составляющей всего знания, идеализация фиксируется и закрепляется при помощи специально конструируемых знаковых форм”[1].

Игровой материал представляет из себя «планшет», на котором намечены «дороги»; и набор геометрических фигур разной формы, величины и цвета (форма, величина, цвет могут быть самыми разнообразными), выполняющих роль болотных кочек.

Ребенку предлагается произвести разведку «болота» для того, чтобы потом с одного раза можно было бы провести армию (например, положительных героев различных мультфильмов или сказок) для спасения Чебурашки, Василисы Прекрасной и т.д.

Один из играющих (взрослый или ребенок) раскладывает фигуры на планшете, загадывая определенные фигуры, которые будут ловушками, то есть фигурами, встав на которые играющий будет тонуть. По всем остальным фигурам-кочкам можно ходит, они “твердые”. Второй партнер по игре должен пройти из левого нижнего угла планшета в правый верхний угол ступая по кочкам. Двигаться можно вперед-назад по горизонтали и вертикали, перепрыгивать через кочку нельзя. “Разведчик” имеет десять (можно любое другое количество) попыток для исследования болота. Его задача — определить, по каким кочкам можно ходить, а какие кочки — ловушки. После десяти попыток, отгадывающий должен принять решение как определять кочки-ловушки. После этого загадывающий меняет положение кочек на болоте, может даже ввести новые фигуры, но так, чтобы принцип отличия твердых кочек от кочек-ловушек сохранялся. Отгадывающий должен провести армию с одной попытки, выбирая дорогу на основе полученных в разведке данных. Если армия выиграла — прошла по болоту, игроки меняются ролями.

Шаги по болоту делаются последовательно, по одной кочке за шаг. После каждого шага разведчик получает подтверждение от партнера: провалился он или нет. Играть в эту игру можно парами, можно командами, распределяя роли (командир, разведчик, генеральный штаб — дети, составляющие стратегию проверки болота и др.), интересна эта игра не только детям, но и взрослым, так как загадывать в ней можно самые разные признаки, используя всевозможные свойства.

В игре можно использовать три основных класса признаков:

характеристика фигур: цвет, форма, величина, качество цвета (яркость), качество формы (правильная фигура, наличие углов) и т.д.

Можно использовать пересечение нескольких признаков: характеристика цвета и формы, характеристика цвета и величины, характеристика формы и величины,

характеристика пространственного положения фигур: характеристика положения фигур относительно друг друга (рядом с фигурой, между фигурами), характеристика положения фигуры относительно планшета (в определенном месте планшета),

характеристик положения фигур относительно движения по планшету (после фигуры, перед фигурой).

Ребенок может решать различные игровые задачи. Мы можем выделить три возможных стратегии, которые дети реализовывали при игре в “Болото”.

Первая стратегия заключается в поиске безопасного прохода по болоту. В этом случае ребенок стремится как можно реже проваливаться, радуется, если не провалился ни разу. Ребенка, в этом случае нужно останавливать перед готовящимся шагом и спрашивать о том, что сейчас произойдет: утонет — не утонет, почему, куда еще можно пойти, что произойдет на другой фигурке. То есть необходимо подталкивать ребенка к исследованию.

Другая стратегия проявлялась у более старших детей (с 5 лет) — найти загаданный принцип. В этом случае ребенок может перебирать разные свойства фигур, специально искать места на планшете для проверки своих гипотез. Часто включается в игру и желание разгадать, что замыслил партнер, спровоцировать его на какие-либо реплики и подсказки.

Третья стратегии прослеживалась у самых старших детей. Их интересует исследование самой игры, какие признаки вообще могут быть загаданы на данном материале, как надо организовать планшет, чтобы было ясно какой признак (или комбинация признаков) загадан, но у партнера возникали бы ошибочные гипотезы, как сконструировать планшет, а потом изменить его при прохождении армии, чтобы сбить с толку партнера.

Младшим дошкольникам мы загадывали простые комбинации из одного признака, используя фигуры с минимальным количеством различия по свойствам. Например, все фигуры были одной формы и двух цветов. С детьми, освоившими признаки фигуры, переходили к другим классам признаков.

Наибольший эффект эта игра имеет, если в нее играют дети разного возраста, то есть дети уже знающие и умеющие выделять признаки и дети, которые не умеют выделять какой-либо признак. В этом случае обеспечивается прохождение трех этапов формирования способности. Ребенок учится различать и выделять признак в действии, может видеть как это делают или не могут сделать другие дети и может загадать признак в материале фигур.

Приведем пример:

Настя, четырех с половиной лет и Лада, трех с половиной лет играют в “Болото” со взрослым. Настя различала цвета и форму и знала, что можно разные вещи раскладывать по форме и цветам, а Лада этого не знала, для нее существовала только форма. Девочкам разложили планшет с загаданным цветом. Лада ходит, тонет и говорит: “я тону на квадратах”. Наступает на красный треугольник: “я тону на треугольниках. Я на всех что ли тону?”

Настя пытается помочь, указывая куда можно, а куда нельзя наступать. Насте очевидно, на какую фигуру наступать нельзя. Она говорит: “Лада, вот сюда нельзя, посмотри — это красное”. А для Лады красного не существует, перед ней лежит треугольник. Она говорит: “Почему? Я же на квадратах упала, значит на треугольниках можно”. Настя еще раз пытается объяснить: “На красное наступать нельзя”. И тут у Насти возникает понимание, что Лада не туда смотрит, она смотрит на то, какие фигуры по форме, а смотреть надо на то, какого они цвета. Открытие Насти состояло в том, что она — Настя — в отличие от Лады видит и цвет, и форму. Важно, что для Насти форма фигуры и цвет как признаки появились не тогда, когда она различала конкретные цвета и формы, безошибочно перемещаясь по “болоту”, а когда она была вынуждена Ладе объяснять, почему на какую-то фигуру наступать нельзя.

Идеализация является важнейшей мыслительной процедурой. Педагоги, к сожалению, часто не различают идеализацию и абстрагирование, идеализацию и обобщение. Идеализация — “целенаправленное выделение в мышлении таких сторон и характеристик изучаемого объекта — связей и отношений, — которые не могут существовать в практической деятельности в подобном специально отчлененном и изолированном виде. Идеализация является важнейшей составляющей всего знания, идеализация фиксируется и закрепляется при помощи специально конструируемых знаковых форм”[2]. Обобщающая абстракция или обобщение — “процедура отвлечения от несходных, различающихся свойств (признаков) предметов, приводящая к введению в рассмотрение их одинаковых (тождественных, совпадающих, равных) свойств и к образованию (общего) понятия о предметах, обладающих выделенными свойствами”[3].

Чаще всего в системе образования дети осваивают процедуру обобщающей абстракции, а не идеализации. Это связано с отработанными педагогическими технологиями и “диктатом” формальной логики в дидактике. Известные всем дошкольным педагогам занятия по развитию речи, ознакомлению с окружающим миром, математике включают в себя фрагменты классификации и обобщения (одежда, посуда, мебель, транспорт — на развитии речи; домашние и дикие животные, перелетные и зимующие птицы — на дошкольном природоведении; форма, цвет, размер фигур — на математике). Каким образом входят эти слова в сознание ребенка? Просто вместе с языком он осваивает эти понятия или путем обобщения, или совершает сложнейшую процедуру идеализации? Если взять, например, материал геометрических фигур и спросить у ребенка, чем фигурки друг на друга похожи и в чем разница, любой нормальный малыш затруднится с ответом. Фигурки много чем похожи — все из картона сделаны, все их воспитатель на стол положил. Даже если взрослый выложит круги и один квадрат и спросит ребенка — какая фигура здесь лишняя (одно из типичных заданий для дошкольников). Ребенок вправе указать на любую, а не только на ожидаемый квадрат. Лишняя — потому, что не хватает ей места на листочке бумаги, лишняя, потому, что не нужна для выкладывания домика и т.д. В данном случае взрослый “предлагает” ребенку увидеть форму фигуры и “забыть” о том, что она сделана из материала, имеет цвет, занимает определенное место в пространстве, сочетается определенным образом (по законам красоты, например) с другими фигурками. Но это как раз и есть абстрагирование — выделяю один признак и “отбрасываю” все остальные как несущественные.

Перед ребенком лежит вещь, обладающая многими свойствами одновременно, какие из них существенные и кто это определяет? Сопоставляя вещи друг с другом, в одной ситуации можно выделить одно свойство, а в другой ситуации

Чтобы быстро найти в комнате вещь надо иметь представление об отличии обуви от посуды. Но, если нужно запустить в кого-то тяжелым предметом их бывшее важным отличие становится не существенным, и мягкая тапочка попадает в один класс с бумажной тарелкой, а ботинок в другой класс вместе со сковородкой. Поэтому в разных ситуациях вещи сближаются разными своими свойствами: то цветом, то формой, то весом, то назначением в быту…

Вещи обладают неисчерпаемым количеством свойств, свойства за счет понятий и категорий могут быть отнесены к разным признакам — названия признаков фиксируются в языке. ( Так, например, свойства разных фигурок можно отнести одни к цвету, другие — к форме, третьи — к размеру). Переход ребенка от видимых и ощущаемых свойств вещи к признакам может быть осуществлен за счет идеализации. Признак не принадлежит вещи, он “отодран” от реальной вещи и существует теперь сам по себе как идеальная сущность. Идеализация связана с моделированием, потому что ребенок начинает для себя представлять, воображать реально, что существует вещь, которая обладает всего одним свойством. То есть существует предмет, который только кругл, и в нем больше ничего нет: ни цвета, ни толщины, ни материальности.

Способность идеализации на данном геометрическом материале игры в «Болото» предполагает:

— переход от свойств вещи к признаку, не “выкидывая” и не забывая, какие свойства в признак не вошли,

— удержание в сознании этого признака посредством модели (воображаемой вещи с одним свойством),

— соотнесение модели со всей совокупностью вещей, на которых она должна многократно проявиться.

С одной стороны, в материал и задание игры заложена необходимость осуществления идеализации. С другой стороны, в процесс игры заложены три важных момента, связанных с генезисом этой способности:

— первый момент — это попытка обнаруживать идеализацию в действии,

— второй момент — это попытка обнаруживать идеализацию без действия, наблюдая за действием другого,

— и третий момент — это способность обнаруживать идеализацию в коммуникативном акте задумывающего действия.

Игра в «Болото» опирается на технику различительной работы. Ребенку приходится самому изменять точку зрения на вещи, контролируя при этом сам переход от предмета к предмету, от одного видения к другому, иначе он не сможет проверять гипотезы о «тонущих» кочках, «забудет», что хотел проверить. Кроме того, для него объективно существует различие тонущих кочек и твердых, но в чем собственно состоит их различие, знает соперник, а игроку надо суметь увидеть это различие, то есть догадаться, с какой точки зрения увидел эти кочки водящий.

[1] Ю.В. Громыко “Метапредмет проблема” М., 1998. с.371

[2] Ю.В. Громыко “Метапредмет проблема” М., 1998. с.371

[3] Философская энциклопедия. М., 1967. т.4. с.109

 

Из книги  Э.С. Акоповой и Е.Ю. Ивановой «Гармоничное развитие дошкольника: игры и занятия»: [практическое пособие] — Москва: изд-во АРКТИ, 2007 – 256 с., [2] с.